olegfreedom (freedom) wrote,
olegfreedom
freedom

Тюремное служение: рассказ миссионера

Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как термин своего жаргона). А до революции преступников называли «злодеями» только до вынесения приговора, а после суда называли «несчастными».

Доброго дня вам, сегодня я, Андрей Травин volk из Москвы дежурю в блоге Олега. Мы говорим о тюремном служении, миссионерстве, тюрьмах и узниках.

Тюремное служение для мирян бывает несколько видов. Можно ходить по камерам, разносить подарки на праздники, можно ходить в хозотряды, говорить по душам, чаи с арестантами и арестанками гонять, можно переписываться с заключенными и можно (самое главное!) заниматься кахетизаторством и миссионерством среди узников. Разница, если кто не знает: кахетизатор доносит слово Божие для тех, кто крещен, но о христианстве имеет понятие смутное (а таковы почти все люди, что на воле, что за решеткой), а миссионер помогает Святому Духу подвести человека к Крещению.






«Глядят с презреньем ночные звезды» писал в своем стихе один из бывших осужденных Бутырки. Поэтому при беседах в тюрьме дело не в информационном голоде, а именно в равном разговоре. Причем нужно говорить славянизмами, а не на тюремном жаргоне (они сами в этом задыхаются). Ну и миссионеры накрывают поляну: кофием, колбасой угощают. Хотя зеку мясо-то как раз по закону положено, а творог ему желаннее, так как его ему приходится «доставать». По тюремной раскладке творог положен только особым группам сидельцев (ВИЧ-инфицированным, туберкулезникам и т.п.).

Посещение узилища более душеспасительно для самого миссионера. Премудрый Соломон пишет: «Лучше ходить в дом плача… нежели ходить в дом пира» (Екк. 7,2).

С 2013 года я еженедельно, по воскресеньям, хожу в московские СИЗО-2 (Бутырки) и СИЗО-5 (Водник) — следственные изоляторы, можно сказать, образцовые. Поэтому самого ада наших колоний и тюрем не видел. Как на самом деле обстоит обычная жизнь в Бутырке более или менее похоже показано в первых четырех сериях сериала «Крапленый».

Перепиской с заключенными не занимался, этим чаще занимаются женщины, которых на фене называют «заочницами». А всё остальное, что перечислил в начале записи, у меня было, но самое главное — кружок, на котором читаем и обсуждаем с узниками Евангелие.


Volk_kruzhok.jpg


###
В наших тюрьмах со времен ГУЛага висят лозунги… Особенно много их на сборке (в отсеке, где собираются заключенные). В боковом боксе (не на виду) висит самодельный лозунг, вряд ли утвержденный администрацией:
Пока живешь — грешишь.
Когда умрешь — покаешься.
Надо ли объяснять, что по догматам Церкви покаяние за гробом невозможно.
На видном месте, впрочем, висит тоже сомнительный транспарант:
Страшен не грех,
А бесстыдство после греха.

В Бутырке в одном из продолов (тюремных коридоров) с 2010-го собираются афористичные надписи. Одна из лучших там: «Сколько хороших людей встало на путь исправления!».

###
Обычно беседы проходят в трапезной храма. Хотя однажды удалось побывать в самих камерах. (Прежде пускали только заглянуть в прорезь кормушки). Вообще-то повод зайти непосредственно в камеры был в том, чтобы побрызгать их крещенской водой. Ровно такой повод будет не скоро. Приходится даже причащать через кормушку.





А ныне покойный протоиерей Глеб Каледа ходил миссионерить по камерам, включая камеры смертников (ныне этот шестой продол населен «пыжиками»: так на нынешней фене называют отбывающих пожизненное заключение). Вот это базис! И не достигнутый нами уровень.
В шестой коридор мирян не пускают. И во время любых обходов чаще всего попадал в самую комфортабельную зону: Большой Спец. Раньше она называлась БС как сокращение от «бывший сотрудник». Потом там стали селить и других арестантов и переименовали в Большой Спец. В нем снимали советские фильмы «Следствие ведут знатоки» и «Семнадцать мгновений весны». Ну и современных киношников отправляют обычно туда.



На фото - "коридор смертников".


###
Когда ходили в очередной раз по третьему сектору, среди нас были две регентши. И у одной из кормушек в дверях камеры молодая регентша стала плакать. Оказывается, клирос клиросом, миссионерство миссионерством, а в той камере сидит парень, который одной — сын, а другой — жених. На апелляции пока.





###
На 23 февраля в тюрьме был праздничный концерт. Я спел там одну песню, которая была написана в Бутырке в 1920 году. Вернул ее на место.

Многие в Бутырке выступали, даже Коржуков. Но концерты внешних артистов там проходят не часто. И вообще эта часть тюремного служения несколько преувеличена в значении.

Есть же совсем незаметная работа, которая называется «дистанционное образование». Зеки отвечают письменно на вопросы по догматике, ища ответы в учебнике (Четвероевангелии архиепископа Аверкия Таушева). А я потом проверяю тетрадки. Десять вызываются, один доходит до диплома. Но это всё равно есть.

###
Блатной жаргон в тюрьме употребляет в основном молодежь. Играют в тюрьму! Старшие, моего возраста мужики, его не используют.
Миссионеру надо обязательно знать слово УДО, которое у всех на уме и на языке. Условно-досрочное освобождение от наказания, решение о котором принимается выездной сессией районного суда по месту расположения исправительного учреждения. А больше можно ничего и не знать. Хотя я знаю десятикратно больше слов на фене, чем обычные граждане, это, скорее, словарный запас, чем живой язык. Анекдот такой был: тот, кто вызубрил англо-русский словарь знает англо-русский язык. Вот так и у меня с тюремным жаргоном.





###
В СИЗО мне сделали четки из соленого теста — и на вид, и наощупь, почти как деревянные, на тридцать три шарика. Можно сказать, повезло, потому что во всех тюрьмах делают четки, но иногда — только перекидные четки-болтухи (они же арестантские, зэковские, армянские) — для кручения в руке (чтобы щипачам не терять ловкость рук, а остальным — как средство для самоуспокоения и атрибут «порядочных арестантов»).

В каждой зоне своя специфика. И двух одинаковых тюрем не бывает. Я пока бываю в СИЗО «первоходом». Но уже встречался с антихристианским поведением режимников: сметенные с тумбы иконы под предлогом того, что, дескать, пыльные, или разодранные и раскиданные четки, до этого пережившие в тумбочке несколько шмонов. А им бы другое не пропустить. Вот, к примеру, при мне на этап отправляли одного бэсэшника (от БС — бывший сотрудник): во рту у него нашли восемь симок и одну флэшку (с его делом).

###
Изумительное «совпадение»: на иконе Воскресения, что висит в Бутырской церкви при входе в коридор, в левом углу изображена стена Бутырского замка, скорее всего Пугачевская башня. Священник утверждал икону по маленькой превьюшке, на которой такой детали не было видно. Только, когда повесили икону на стену, заметили. Да и то некоторые не сразу.

###
В одном из отсеков на сборке однажды самоубился арестант, которого переводили из «Кошкиного дома» (психованные и наркоманы) в общие камеры, а статья у него была плохая, 131-я (Изнасилование). Перед смертью он нарисовал кровью на стене крест. Он этот не тот крест, с которым «сим победиши». Так, бывает, бесы надоумливают самоубийц для того, чтобы поглумиться.

###
Иногда узники берут в храмовой библиотеке толстые журналы типа «Православного паломника» как деталь, предназначенную для увеличения жесткости кровати. В тюрьме ужасные кровати — шконки, в которых поддон представляет собой что-то типа железной лестницы или решетки, в проемы между железными полосами проваливается матрас, чтобы как-то спать, железные перекладины обматывают разрезанными простынями. Ну а те, кто имеют при себе пару десятков томов своего уголовного дела, подкладывают их.

Пенитенциарная система — это острог, в который упрятали человека, чтобы причинить страдания. Система подразумевает, что, если страданий не причинить, человек не исправится. И что-то в этом есть.





###
Современный вариант местной комфортности — как раз хозотряд (и он же единственный объект миссионерства для мирян). Иногда отрядовцы слова «зеки» и «арестанты» отказываются к себе относить, поскольку практически бесконвойные. У них бывают даже бэджики специальные (желтые), маркирующие более легкие условия содержания.

Из недокументированных послаблений — можно бывать с тюремной стороны КПП 2. И вот один знакомый хозотрядовец в Бутырке пять лет смотрел, как за забором, за колючей проволокой, весной появляются «свечи» цветков каштанов, а во дворе тюрьмы — белые цветки, которые в народе за чистоту и нежность соцветий называют невестой (а по-научному альбой). Осенью он замечал, сколько каштанов упало во внутренний двор. В чем кайф такого занятия, нам вольняшкам не понять. В нынешнем мае его по УДО выпустили.





###
А как в нашем СИЗО
не видать сизарей
и тем более голубя белого…
Так начиналась моя попытка песни. Но в бутырском дворе голубей не видел. А 7 апреля на Благовещение настоятель бутырского храма о. Константин устраивал специальные акции — выпускал двух белых голубей из камеры (2014) и двенадцать белых голубей из бутырского двора (2015).

Жил в тюрьме и вороненок, спасенный узниками от нападения кошек. Они ему ничего вроде не повредили, но довели до состояния шока. И пару недель он сидел в ящике. Арестанты кормили его тюремными котлетами, а я — сыром с воли, когда приходил в СИЗО.





Говорят, что птицы особо не летают над Бутыркой из-за отрицательной энергетики места. Но соловьиное пение слышал там в первые дни июня. Соловьи действительно есть даже в Москве, в основном в лесопарках. Но услышать пение этих птиц можно и в зеленых насаждениях жилых районов, а порой даже в центре города. Несмотря на то, что для гнездования эти места совершенно не подходят, соловьи могут останавливаться там ненадолго. Наверное, и в Бутырке посидели — на дорогу.

Но лучше соловьиного пения малиновый звон. Из храма в Никитниках изолятору пожертвовали колокольню с набором колоколов. Теперь звенят не кандалы, а колокола. Хоть иногда.








Если вам будет интересно - посмотрите записи о тюремном служении в моем дневнике:
1) #деньрождения
2) Тюремное служение в Бутырском изоляторе
3) Епархия особого режима

Пару видеорепортажей о крестных ходах в Бутырке можно посмотреть здесь и здесь.

Пожалуйста, задавайте вопросы! Готов рассказать подробнее о Бутырке, узниках, миссионерской работе... Сразу скажу, что не могу отвечать о колониях (не был там) и обсуждать охранников-надзирателей.



Tags: вахтер
Subscribe
promo freedom april 10, 2015 13:38 250
Buy for 200 tokens
...Откровенно говоря, я уже был уверен, что все сроки давности по судебным заявлениям давно прошли... Как вдруг оказался в Кущевке. Не буду вновь описывать эту прекрасную историю, уже рассказанную подробно в конце первой части книги. Скажу только одно. Почему в этой истории с задержанием, с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments